Диджестив по пятницам: «за грош купили угол рая...»
16 Мая 2014 - 10:03
  • site_alt_text
  • 11554
  • |
  • site_alt_text
  • 0
  • Диджестив по пятницам: «за грош купили угол рая...»

Пятница - это некий итог прожитого времени, осмысление событий и, часто, - эмоциональная усталость от недельного потока информационного мусора, грязи и крови... 

В этой рубрике мы пишем об истории, культуре, искусстве, интересных людях; обо всем том, что поможет нам переварить ту "духовную" пищу, что получили за предыдущие дни. 

Приятного прочтения и хорошего настроения в выходные дни. 



ФОТО: blok.aiq.ru

История Шахматовского дома начинается с 1875 года. А история музея-усадьбы - с 1981-го. И работы не закончены, долгожданная экспозиция еще не приобрела окончательного облика. Такой разрыв во времени - более ста лет! - один из парадоксов, отнюдь не поэтических. Можно его объяснить и большей (нежели Есенина) удаленностью Блока от насущного, предметно узнаваемого мира. Он ведь витает на совершенно иных, надмирных орбитах. Дом Есениных вы можете и не узнать на улице - так плотно вписан он в ряд изб и заборов. Владение же предков Блока обособлено на холме, видно издалека. Никаких других построек, кроме этой изысканно элегантной усадьбы, вблизи нет. Заносчивыми и самовлюбленными Бекетовы не были, но тишину и уединенность любили. Профессор-ботаник Санкт-Петербургского университета, впоследствии ректор, со своим семейством устраивался здесь на лето с тем, чтобы никто ему не досаждал. Место подсказано коллегой - Дмитрием Ивановичем Менделеевым, который жил тут неподалеку, в Боблово. И была у Дмитрия Ивановича дочь, Люба Менделеева, с которой молодой Блок здесь же и познакомился, впрочем, все это будет позже... 

шахматово3.jpg

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: scanpoetry.ru

Шахматово обустраивается на усадебно-деревенский лад, словно списанное с прозы Тургенева. Именно деревенская жизнь, а не дачная (тогда синоним пошлости для обитателей) счастливо текла здесь первые тридцать лет. К моменту рождения Сашуры Блока Шахматово расцвело, его так любили, что запечатлели в семейной хронике во всех мельчайших деталях, и это стало впоследствии основой сегодняшней экспозиции. Доподлинно известно, на каких местах стояли какие вещи, когда завтракали, что ели на обед и какой соус готовили к курице, как пели дрозды и горлинки, стучал дятел и ухала сова, как Гаврила в синей рубашке вез по «гаврилиной» дороге бочку с водой на лошади, как хлопотали и содержали дом горничная, кухарка, прислуга, судомойка, скотница, старичок-сторож, пастух Гаврила и т.д. Шахматово возникает в этих свидетельствах как нечто прекрасное. Чувство Шахматова позднее, в «Возмездии», сформулирует сам Блок: «За грош купили угол рая неподалеку от Москвы». И это не будет поэтическим преувеличением. 

шахматово2.jpg

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: scanpoetry.ru

Это место вы и сегодня смело можете назвать прекрасным - несмотря на то что блоковский рай еще недавно был пепелищем. Блок последний раз посетил Шахматово в 1916 году, пробыл три дня перед отправкой на фронт. В последующие годы сюда приезжали все меньше, хозяйство оставлялось на попечение то ли сторожа, то ли управляющего. Дом ветшал, жизнь из него уходила, и в 1921 году он был окончательно разграблен и сожжен, предположительно играющими крестьянскими детьми. Шахматово не пережило поэта и умерло вместе с ним в один год.

Музейная идея оформилась к 70-м годам во многом благодаря ее энергичному носителю и первому собирателю фондов литературоведу Станиславу Лесневскому. Через поэтические праздники, выступления в печати, переговоры, секретариаты, пройдя всю цепь возможных обращений общественности, и родилось наконец в 1981 году постановление о создании государственного музея-заповедника. В 1984-м он начал реально воссоздаваться. И только в августе нынешнего года туда вошли люди. Верхний этаж Шахматово еще не завершен, идет отделка, но образ дома, как и образ места, уже существует. Совмещен с историческими свидетельствами и поэтическим прошлым. К моему немалому удивлению, в главном доме много подлинных вещей, мебели близкой, а то и аутентичной - собирание шло все годы, директор Светлана Мисничек свято верила в новую жизнь Шахматово, и мы вместе с ней можем праздновать первые победы.

В самой усадьбе материала по Блоку пока мало - возникает рельефнее его семья во главе с дедушкой, сажающим свои ирисы и белые нарциссы, да бабушкой, без устали заготавливающей варенье. Им, разумеется, следует воздать в экспозиции за воспитание такого внука и за создание самой культурной среды, по которой можно сегодня изучать отечественную историю. Литературная экспозиция, непосредственно посвященная поэту, размещена в соседнем селе Тараканово, в земской школе и доме учителя, вблизи развалин церкви, где венчались Александр Александрович и Любовь Дмитриевна в 1903 году. 

бло менд.jpg

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Серебряный век

Пробел в главном доме, думаю, скоро закроется сам собой - доделывают флигель рядом с домом, где молодожены сразу после венчания и устроились, завершается его комната-библиотека на втором этаже, куда переместятся книги из спасенных и разысканных по разным местам. Какой-то вид приобретет комната Любови Дмитриевны внизу. Там уже красуются ее отреставрированные веера - как часть быта и стиля артистической натуры. Остальное достроят умная лекция и окружающая природа, по которой попеременно вздыхают все сюда попадающие.

Вздохи эти нам всем так знакомы - раздаются с тургеневских времен, вычитаны из его книг. Тургенев, навечно воссоздав ностальгический миф русской усадьбы, сам иронизировал по поводу этих восторгов. Блок тоже был в восторге, но в его поэзии совершенно не отразились традиционные «красоты». Он ими просто жил... Поэтому Шахматово, конечно, музей какой-то ностальгической жизни, музей юного, раннего Блока, времени его счастья, Блока первого тома, Блока - до «Двенадцати», даже до Города, каким он возникал у него после видений Прекрасной Дамы. Это не значит, что Шахматово не блоковское место. Здесь много штришочков, и они вполне отзовутся, если включить воображение и память:

«В час, когда пьянеют нарциссы
И театр в закатном огне...»


...И сразу - юноша Блок в черном гамлетовском берете или в плаще Ромео готовится под балконом сыграть шекспировскую сцену на домашнем театре среди лип, жасмина и прованских роз.

Будущее Шахматово во всех его аспектах сегодня загадочно и известно только дирекции: как потечет здесь жизнь, в какую сторону развернут работу и направят наше восприятие. Узнать все это у самой Светланы Мисничек не удалось, она сейчас очень занята. Но ясно, что все только начинается.

В России всегда так: все только начинается и никак не может закончиться ожидаемым результатом. Дороги в Шахматово порядочной не было до 80-х годов, телефона нет и поныне, переговоры - только по милицейской рации. Транспорт ходит только до Тараканово, далее 2,5 километра пешком, испытание только для молодых ног (в западной архитектуре - гражданской, промышленной - всегда заложена социальная норма: лифт начиная со второго-третьего этажа, подъезд для инвалидов-колясочников и пр). Разумеется, о том, чтобы посидеть в кафе, ресторане, не спешить на электричку и т.д. и т.п., речи нет. Шахматово развивается изнутри, ради самого себя и никак не соотнесено, не привязано к большому миру потенциальных потребителей. Привыкнув к музею-храму, куда надо входить в сменной обуви, мы по-прежнему не в состоянии осознать его как объект потребления. Это как-то стыдно.

И очень неразумно! Сколько времени еще уйдет, прежде чем здесь действительно появится «народная тропа»?
site_alt_text
Автор: Александра Сергеева
LiveJournal Share Button

Возврат к списку

Уважаемые читатели! При размещении комментариев просим соблюдать взаимное уважение, как к героям наших публикаций, так и друг к другу. Комментарии, носящие оскорбительный характер, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию, в адрес объектов и субъектов публикаций, а также противоречащие нормам Закона РФ о СМИ, могут быть удалены.

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений